08:11 

прода по Лазардису

SisterRosett
Остановите Землю - я сойду!
Не прошло и полгода, как я дописала проду по Лазард\Генезис.

Начало тут: http://www.diary.ru/~SisterRosett/p169273305.htm


Название: без названия (2)
Автор: SisterRosett
Фандом: FF7: СС
Жанр: романс
Категория: Джен, Слэш
Рейтинг: NC-17 (наверное)
Пейринг: Лазард/Генезис. Подозрения: Анджил/Генезис
Дисклаймер: все Квадратам, моя только больная фантазия. Включая имя Лазарда – Александер. Считаю, ему подходит.
Предупреждение: не то, чтобы совсем АУ, но вольное обращение с каноном в угоду личным предпочтениям. 1500 слов.
Саммари: Если тебе так нужен Анджил, я стану им для тебя.


- Директор Лазард, из вашего подразделения дезертировали двое лучших Солджеров 1-го класса! Двое из троих! Скверная статистика, вы не находите? – Хайдеггер поднялся из-за своего необъятного стола и нервно прошелся по комнате - Вы разыщете и вернете дезертиров, либо мы поставим вопрос о вашем соответствии. Вам все ясно, Директор?
- Да, сэр. Я могу идти? – исполнительный директор сосчитал про себя, чтобы сдержать резкий ответ, зудевший на языке.
Хайдеггер раздраженно кивнул и, не глядя более на молодого человека, вернулся к столу. Лазард вышел из кабинета главкома и подошел к большому окну в коридоре. Далеко внизу кипела жизнь, потоки людей и машин текли по проспектам, распадаясь на ручейки улиц и переулков; с грохотом, неслышным здесь, проносились поезда; полицейский вертолет прошел над городом, блеснув в лучах утреннего солнца. А далеко на западе лежал этот чертов Вутай – бездонная яма, в которой пропадали деньги, люди, здравый смысл… Можно было снова и снова посылать туда поисковые отряды, заставить турков прочесывать гектары джунглей в поисках двух человек и не добиться ничего. Лазард был уверен, что их там нет. Куда могли отправиться люди, которым некуда идти? Домой, конечно.
Вернувшись к себе, директор набрал внутренний номер Ценга.

***

Четыре года спустя.
С крыши Шинра-билдинг город представлялся растревоженным муравейником: во все стороны сновали автомобили, с надсадным гулом пролетали поезда, спешили по делам горожане. Но во всем городе ощущалась какая-то странная напряженность. Сердце Мидгара – Корпорация – билось неровно. И эта странная аритмия воздействовала на город удручающе. По этажам и головам в Шинра-билдинг уже бродили призраки приближающегося кризиса. Подразделение СОЛДЖЕР – оплот силы и безопасности – оказалось буквально обезглавленным. Шутка ли - в течение нескольких месяцев исчезли элитные Солджеры 1 класса и глава подразделения. Плюс перестановки в отделе административных расследований – Лавина регулярно пускает Туркам кровь. Да еще набирающее обороты противостояние отца и сына Шинра… Человек на крыше здания сделал шаг назад от края.

***

Когда несколько лет назад Холландер предложил ему вживить себе клетки Анджила Хьюли, Лазард не сомневался. Им управляла злость. Злость на Корпорацию, видевшую в своих людях лишь пушечное мясо и пускавшую их в расход не задумываясь, причем ранг служащего значения не имел; злость на отца, делавшего вид, что не знает о его существовании и в тоже время заставлявшего его постоянно чувствовать себя обязанным за все; злость на себя за то, что не понял происходящего раньше и не удержал, не уберег; злость на Генезиса за его идиотскую гордость и никчемное упрямство… Хотелось спасти его. Спасти от Шинра, спасти от самого себя. Хотелось разнести Корпорацию на куски просто за то, что она есть и за то, что сделала с ними.
А еще он думал, что так станет ближе к нему. Если сам станет Анджилом. Думал ли он о том, что «стать Анджилом» Холландер понимал слишком буквально? Впрочем, он бы все равно согласился.
Но тех двоих не нашли, а потом кто-то помог Рапсодосу с Холландером бежать из Джунона. А потом погиб Сефирот и пропал ученик Хьюли. У Хайдеггера было, наконец, достаточно оснований, чтобы избавиться от нелюбимого сынка Президента. Лазард усмехнулся про себя – любимый сынок уже подрос и скоро им придется иметь с ним дело. Лазард нечасто встречался со сводным братом, но знал, насколько тот может стать опасен.
Человек, стоявший на крыше здания, развернул белоснежное крыло и взмыл вверх, растворяясь в слепящей синеве неба.

***

Он следовал за ним, словно тень. По какой-то негласной договоренности они четко выдерживали дистанцию между ними. Стоило одному приблизиться, как другой делал шаг назад. Словно танго. После гибели Анджила четыре года назад, Генезис словно заперся изнутри, не желая подпускать к себе кого бы то ни было. Единственным исключением был этот чокнутый Холландер – неопрятная копия Ходжо. Он был рядом с ним всегда, что до крайности бесило Лазарда. Особенно после того, как профессор пренебрежительно объявил, что и он, Лазард оказался бесполезен в качестве клона-донора. Сердце бывшего директора рухнуло вниз – теперь Генезис просто забудет о его существовании. Но взгляд, который тот бросил на него, взлетая вслед за Холландером с джунонского утеса, был грустным и неожиданно теплым. И Лазард понял – это приглашение. И они продолжали танцевать.

***

В грязные окна лился мутноватый рассеянный свет утра; в световых столбах плясали пылинки, сверкая как крошечные бриллианты; на импровизированном ложе, сооруженном из сваленных под окном пустых ящиков, сцепились в объятиях двое. Им не было никакого дела ни до подглядывающего сквозь мутные стекла смущенно краснеющего рассвета, ни до потревоженной ими пыли, сейчас медленно оседающей на пол и прочие горизонтальные поверхности. Двое были увлечены только друг другом, - в сонной утренней тишине слышалось их учащенное сбивающееся дыхание.

На крыше этого заброшенного здания Лазард застал Рапсодоса одного, без вечно крутящегося рядом профессора. Не имея ни малейшего желания знать, куда тот подевался, Лазард устремился вниз. Он мягко опустился на крышу за спиной чернокрылого и обнял того со спины. Конечно, он не сомневался, что Солджер услышал его, и был рад, что его ласка принята - это было своего рода обещание. Генезис в ответ поднял руку и накрыл своей ладонью его. А дальше все происходило так быстро, что вряд ли хоть один из них смог бы вспомнить, как они оказались в этой большой комнате в первом этаже, вероятно, бывшей когда-то складом. Опомнился Лазард уже на этой куче пыльного хлама, сжимая в объятиях полураздетого Генезиса. Тот зашипел, когда Лазард, прижимая любовника к неудобному ложу, смял его крыло.

Недовольство Генезиса отрезвило Лазарда, и тот стал действовать более осторожно, но все равно едва контролировал себя, торопливо и жадно целуя лицо, подбородок, висок, словно боясь, что его партнер сейчас исчезнет или – того хуже - передумает. Генезис тихо рассмеялся – Лазард никогда раньше не был торопливым. Нос защекотали волосы Генезиса – седые теперь, но все такие же мягкие. Почему-то Лазард ожидал, что они станут жесткими и сухими, как осенняя трава. Фыркнув и вызвав еще один смешок, он стал спускаться ниже, осторожно покусывая шею, сводящий с ума изгиб плеча и ключицы – личный фетиш Лазарда. Сам он оставался почти полностью одет, только расстегнул рубашку и где-то у входа в комнату валялись его перчатки. Когда-то, в другой жизни, рыжий шутил по поводу того, что он – единственный, кто видел его без перчаток – считай, голым.

Но сейчас все это было не важным. Здесь был он и Генезис и тот отвечал на его ласки, подавался ему навстречу, требуя большего. Как всегда. И еще – взгляд рыжего больше не был бесстрастным. Тот смотрел на него так, что Лазард все время ждал что вот-вот, на волне оргазма, Генезис выкрикнет его имя. Анджила. И видя, что его любовник уже на грани, закрыл глаза, чтобы не встретиться с ним взглядом, не выдать своего разочарования. Но тот вдруг обнял его, как обычно, изо всех сил притискивая к себе, и протяжно выдохнул в ухо: «А…лекс!..» Дальше Лазард уже не помнил - теплая темная волна накрыла, лишая способности не только двигаться, но даже и мыслить. И изливаясь в любовника и чувствуя у себя на животе и груди теплые брызги его семени в голове металось, словно эхо: «Алекс…Алекс…Алекс…». Почти тут же на смену восторгу пришла вялая истома и Лазард тяжело скатился под бок Генезису накрывая их обоих своим крылом, словно устыдившись, наконец, глазевшего на них солнца.

Спустя пару часов, в комнате снова не было никого, кроме пылинок, увлеченно продолжающих свой солнечный танец, да нескольких черных и белых перьев. А на крыше прощались двое. Странно как-то прощались: белокрылый смотрел в спину чернокрылому, а тот, в свою очередь, старательно изучал далекий горизонт, словно боясь встретиться взглядом с мужчиной за своей спиной.
Наконец, Генезис резко взмахнул крылом, стрелой взмыв вверх и превращаясь в точку, едва различимую в ослепительном полуденном небе. Оставшись в одиночестве, Лазард усмехнулся черепице под ногами – кое-что осталось неизменным - привычка исчезать не прощаясь и эффектно уходить от объяснений.

***

А потом в их жизнь снова вошел Анджил. Вошел бесшумно и даже как-то деликатно. Правда это был уже не статный синеглазый Солджер с тяжелым мечом за спиной и не менее тяжелым взглядом, а изящный крылатый зверь, но это все равно был он, и не узнать его было невозможно. Даже его повзрослевший щенок крутился неподалеку. Генезис сделал вид, что не узнал друга, но скорее всего, просто затем, чтобы не выдать свою горечь и боль от того, что с ними стало. С ними со всеми. И, как и следовало ожидать, следом за ними явилась и Корпорация.

Сражение с солдатами Шинра было коротким. Сил двух клонов оказалось достаточно, чтобы справиться с обычными пехотинцами. Удивительно, что против них не выставили Солджеров. Считают неопасными? Отец все также высокомерен: зная, что имеет дело со своими же созданиями, подчеркивает их ничтожность. Но все же, они были слабы. Лазард надеялся только на одно - чтобы его разрушающееся тело не предало его в самый неподходящий момент. Первым пал второй клон – похожий на небольшого грифона крылатый зверь. Кажется, он понимал, что его задача не выжить, а прикрыть, поэтому стремился основной удар этой короткой схватки принять на себя. Обессилевший от ран Лазард опустился на землю перед ним. Клон Анджила с трудом поднял голову и тут же уронил ее. Он сделал для друга все, что мог. Бывший директор осторожно положил руку на голову странного существа:
- Обещаю, что буду рядом с ним. Сколько смогу.
Клон не отреагировал.

Оставшись один, Лазард поднял голову к предрассветному небу. На востоке появилась светлая полоса, она ширилась от горизонта вверх, глотала бледные звезды, наливалась краснотой свежепролитой крови. Лазард вернулся мыслями к Рапсодосу, который сейчас где-то сражался с Заком. Посмотри, Генезис, у тебя остался только я.

@темы: FFVII:CC, Finalка, мои почеркушки, фанфики

URL
   

По случаю, но без повода...

главная